July 30th, 2016

ромашки

"Метель"

Давно забытые детские чувства, когда открываешь книжку, и вся окружающая реальность исчезает. Иногда врываются взрослые с криками о чем-то невнятном, дедушка, например, кипятится: "суп остыл, сколько можно!". Нужно быстренько сделать вид, что я с ними, несмотря на то, что конь мой ржет под окном, слуга три дня не ел, а гвардейцы кардинала совсем сволочи. Хорошо, если разрешат прислонить книжку к сахарнице и продолжить чтение прямо за обедом. Но так бывает редко, а потом и вовсе не бывает, но уже по другим причинам, даже когда книжки намного лучше.

Последний раз что-то такое случилось в десятом классе, когда мне учительница литературы дала "Москву-Петушки". На несколько часов школа, одноклассники, моя депрессия и все остальное вдруг перестало существовать. Это мне не давали хересу, это я видела понтийского царя Митридата всего в соплях и с ножичком, ну и мне  в итоге всадили шило в самое горло, и с тех пор я не прихожу в сознание и никогда не приду.

А сейчас примерно так происходит со мной от книжек Сорокина. Вот вчера по дороге в аэропорт скачала "Метель", и все как в тумане. То ли на самолоете я долетела то ли на самокате, запряженном двадцатью пятью крохотными жеребцами тащилась по снегу. Как раз в очереди на паспортный контроль в Пулково дочитала последние строчки.