April 21st, 2020

Земля

Непонятки с чьим-то там детством.

Мне давно нравится текст Галича За чужую печаль... Его иногда называют "Последняя песня", но я первый раз увидела в книге без названия, и он осталась для меня текстом, который я своим внутренним голосом себе бубню время от времени. С моим ощущением жизни как-то сильно резонирует временами. А уж как резонировало в восемнадцать – только стекла не дребезжали.

Короче, у меня непонятки с первой фразой!

За чужую печаль и за чье-то незваное детство – что это значит, люди добрые? Объясните человеку темному (то есть мне). Какое такое детство незваное? Я из-за этого всю первую строфу выбрасываю, как словесный мусор. Дальше все мне понятно: про суфлера, про махорочный дым жилья – очень хорошо, про продолжается действо – отлично. Первая строфа – муть какая-то! Особенно, что он с этим незваным детством имеет в виду, а?