October 6th, 2020

Земля

Вторник не очень как-то прошел

Электрички не ходили, потому что левые анархо-активисты довольно успешно подожгли к чертям собачьим кабели вчера. Сегодня не успели отремонтировать и все было черт знает как, но я уже была готова, и продумала маршрут по уму. Я бы и рада посочувствовать анархистам (у них сквот расселяют), но это не акция, а какое-то скотство, и сочувствую я дорожным работникам и людям, которые пыхтят в перекладных автобусах.

С точки зрения работы день был просто мега-говном. Куча невнятных имейлов. Только прочитаешь и поймешь, что к чему, так что-то следующее на подходе. Всем что-то надо: штатив сломался и пропал, фирма-поставщик камеры хочет штатив. Пять человек имеют разные гипотезы, где он может быть. Что-то кто-то делает завтра в одном месте, а я хочу поработать спокойно в другом. Люди с роботами хотят ответы на вопросы и вопросы к своим вопросам еще вчера, и я вообще не понимаю, о чем они. Какую-то мутную статью надо срочно прочитать, а к ней еще две. Я ничего толком за весь день не сделала. Просто полная тоска.

Ехала вечером злая и несчастная как черт, транспорт этот опять же. Сходила на занятие балетом (боялась, что не успею, но хоть в чем-то повезло), стало получше. Поела стало еще получше. А сейчас увидела, что мне пришли правки к пререгистрации. И бля. Бля. Бля. Там все надо исправлять, все просто полыхает от правок. Это нормально. Это прекрасно, что у меня есть возможность работать над своими текстами и становиться лучше со временем. Но сегодня день такой, что хочется лечь и поорать. Надо наверное собраться с духом, прочитать и осмыслить. Все равно я о них думать буду даже во сне.

Еще комар в щеку укусил. Сука!

Такой вот день.